CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Кирилл Булкин: Человек-театр. Без крайностей.

Кирилл Булкин фото

Кирилл Булкин — актер и поэт. А еще телеведущий. Хотите познакомиться? Впрочем, вы наверняка с ним уже знакомы — по телевизионно-патрульной службе «Ситуация» на канале «1+1», где он своим впечатляющим баритоном озвучивает криминальную хронику, а также по программам «Городские новости» и «СТН», где он работал ведущим.

— Кирилл, на канале КТМ вышла в эфир программа «Кирилл Булкин. Монолог». Расскажи о ней.

— Недавно мне исполнилось 45. Считаю, что возраст обязывает подвести некоторые итоги. Поэтому эта программа — своеобразное резюме определенного этапа в жизни и творчестве.

— Твой талант многогранен: и театр, и телевидение, и стихи, и песни… А с чего все началось?

— Театр запал мне в душу и стал моей любовью еще в седьмом классе, когда я побывал в Москве, в Театре на Таганке. А вообще-то по образованию я физик.

— Так, значит, правда, что от физика до лирика — один шаг?

— Я бы не сказал. Этот один шаг — целых девять лет научных прямо-таки терний: три года в физматшколе, потом пять лет в Киевском университете и год в аспирантуре. Больше я не выдержал, все бросил и пришел на пробы в экспериментальный театр Пилипенко. И меня взяли — наравне с теми, кто имел театральное образование.

— Что же все-таки для тебя важнее? Актерство?

— Иногда. А иногда на первый план выходит совсем другое… Еще есть добывание средств к существованию — как, например, озвучивание криминальной хроники (хотя это тоже требует честности и профессионализма), а есть то, что для души, — театр, поэзия…

— А как ты относишься к «Ситуации»? Хотя это и твой хлеб, но все-таки… Мне часто приходилось слышать не очень лестные отзывы от некоторых собратьев-телезрителей: мол, надоели эти ужасы, «чернуха» и тому подобное.

— Я считаю большой заслугой создателей этой программы, то, что они очень точно нашли свою нишу на ТВ. Интерес к тому, о чем рассказывает «Ситуация», — в человеческой натуре. Поэтому эта программа будет существовать в дальнейшем, и, думаю, успешно.

— Параллельно с работой в «Ситуации» ты работал на канале «ТЕТ» в «Городских новостях», вел «СТН» на ТРК «Киев», а также встречи с интересными людьми на канале КТМ. Как-то непросто складываются твои отношения с телевидением…

— На КТМ, между прочим, я продолжаю работать. Но, если честно, мне действительно говорят: «Ты уже на всех каналах побывал!». Может показаться, что я, как пташка, порхаю с ветки на ветку. На самом деле для меня очень важно ощущение внутренней свободы. И часто оно диктует: надо уходить. Хотя бывает жалко. Например, поработав совсем немного на СТН, я с грустью расставался с многими славными сотрудниками. Но все-таки работать, чувствуя себя загнанным в строгие рамки (неважно, творческие, идейные или какие-то другие), я не могу.

— Как ты относишься к тому, что на нашем телевидении 80 процентов передач будут на украинском языке?

— По-моему, это правильно. Я, русский, считаю, что украинизация телевидения — нормальное явление в нашем независимом государстве. Грустно другое — что в нашем независимом государстве у нас пока не получилось по-настоящему независимого телевидения.

— А как поживает твое актерство? Чего удалось добиться за 23 года?

— Я сыграл немало ролей в театре. Много выступал с моноспектаклями в школах, для учеников старших классов играл по своим сценариям Стуса, Симоненко, Гумилёва, делал программу по Высоцкому. Надо сказать, хлеб этот очень тяжел. Из театральных достижений — лауреатство в «Перлинах сезону», на Международном фестивале «One man show»… Но главное, надеюсь, еще впереди. Сейчас появились международные связи, я много общался с людьми, которые занимаются театром одного актера. В Европе этот жанр становится все более популярным. В Германии, Литве, России проводятся международные фестивали театров одного актера. В апреле этого года при поддержке фонда «Про-Гелъвеция« прошел такой фестиваль и у нас. Мне довелось быть одним из его организаторов. Думаю, это дело будет развиваться и дальше и наш фестиваль (он называется «Відлуння») станет ежегодным.

— Этим летом ты был в Швейцарии. Много загадочных историй слышала я об этой поездке! Что ты там в замке жил, например…

— (Смеется.) Ничего особо загадочного нет. Я отправил свои стихи на конкурс литераторов, организованный оргкомитетом фонда Ледиг-Ровольта. По итогам конкурса меня пригласили в Швейцарию. Три недели писатели из разных стран жили в Международном доме творчества, работали, читали свои произведения на публике, потом обсуждали, общались. Кстати, к этой поездке мне удалось издать маленький сборник своих стихов на русском языке с английским подстрочником.

— В твоей творческой биографии, безусловно, были яркие моменты, победы, поражения. Что запомнилось больше всего?

— Наверное, поражения. Потому что это тот опыт, который заставляет расти над собой, не расслабляться. Победы как-то расхолаживают. У меня есть стихи на эту тему:

«От всех сражений и крушений

Один лишь след — спокойный свет,

В котором мудрость поражений

Ценнее радости побед».



— Ты считаешь себя романтиком?

— Мне не очень нравится это слово. Романтика и прагматизм — это как бы две крайности, а я… даже не между ними, а вообще в другой плоскости. Ведь духовный поиск — это совсем не романтика.

 
Отправить комментарий:
Ваша электронная почта не будет отображаться на сайте.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.