CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

О море в Гаграх или любимая песня динамовского центрового.

Что же представляла собой динамовская полузащита образца 50-х? Эрнст Юст прибыл на берега Днепра со второй волной закарпатских футболистов (вместе с Т. Поповичем, М. Команом и З. Сенгетовским). Скромный светловолосый парень, обладающий филигранной техникой, сразу же понравился киевским болельщикам. Ост выполнял огромный объем работы «делал это корректно, как бы незаметно, постоянно подключаясь в линию атаки, чем и приобрел славу «краеугольного камня фундамента динамовского нападения».

Футболист Юрий Войнов фото

Полузащитник символической сборной мира Юрий Войнов.

Говорят, один в поле не воин. Но эта давно проверенная пословица, видимо, не вписывалась в представления об игре Юрия Войнова (родился 29 ноября 1931), полузащитника киевского «Динамо», постоянно играющего в команде под желанной для каждого отличника цифрой «5». Своими решительными действиями он взялся доказать обратное. И это у него получилось.

Если некоторые футболисты после окончания спортивной карьеры уходили в слесари и механики, то Юрий начинал свой большой путь с поступления в ремесленное училище. Но буквально через несколько лет слесарь четвертого разряда пожелал переквалифицироваться в начинающего хавбека. В киевский клуб Войнов пришел в 1556 году из ленинградского «Зенита». Следует сказать, что футболисты града на Неве традиционно славились своими сильными ударами. Чего только стоил один Михаил Бутусов! До войны ходили слухи, что своими пушечными ударами он ломал штанги и забивал мячи в сетку вместе с вратарями. Играл Бутусов и в киевском «Динамо», а в 1940 и 1947 годах работал в этом коллективе на должности тренера.

И вот спустя десять лет в рядах динамовцев появился новый представитель ленинградской школы, также обладающий ударом недюжинной силы. Правда, свой дебют в составе киевского Динамо» в матче с «Трудовыми резервами» (Ленинград) Войнов начал с «руки», что позволило его бывшим землякам после реализации пенальти сравнять счет. Начало — прямо-таки обескураживающее.

Футболисты киевского Динамо Кольцов Ануфриенко Терентьев Ерохин Ерохин Юст Молочков фото

Футболисты киевского Динамо на тренировке. В первых двух рядах: А. Кольцов, В. Ануфриенко, В. Терентьев, В. Ерохин, В. Голубев, Э. Юст, Н. Молочков. 1956 год.

Но мы ведь говорим о Войнове, заслуженном мастере спорта, игроке сборной СССР и символической сборной мира. Скоро Юрий не только реабилитировал себя перед болельщиками украинской столицы, но и заставил говорить о киевском феномене специалистов всех футбольных держав планеты. После чемпионата мира 1958 года в Швеции его имя, как и имя Льва Яшина, не сходило с центральных полос зарубежной и отечественной прессы. С приходом Войнова в киевское «Динамо» стиль команды претерпел определенные изменения. Специально для него силами крайних нападающих, которые оттягивали на себя игроков обороны, стали создаваться так называемые коридоры. В этих свободных зонах грозный нападающий действовал практически безошибочно: мощным ударом, не доходя до линии штрафной площадки, он неожиданно поражал ворота соперника, что вызывало на трибунах эффект разорвавшейся бомбы. Казалось, Юрий старался претворять в жизнь заветы Михаила Бутусова, который говорил: «Не бойтесь ударов с дальних дистанций, готовьтесь к ним заранее, работайте, не жалея сил, зато потом зрители вам будут благодарны за наслаждение, которое они получили от красивого, сильного и точного удара по воротам».

Зрители, безусловно, были благодарны полузащитникам, забивающим голы, но в первую очередь они купали в лучах славы своих нападающих, то есть тех, кто по «штатному расписанию» обязан был это делать. Таких «забойщиков», согласно системе «дубль-ве», в составе киевского «Динамо» было пятеро.

На правом краю на протяжении многих сезонов бессменно играл неудержимый Георгий Грамматикопуло. Рассказывали, будто на одной из вечеринок веселый грек, взяв в зубы кухонный нож, так лихо отплясал лезгинку, что у присутствующих мурашки по коже пошли. Так вот дух искрометного танца в исполнении динамовской «семерки» постоянно присутствовал на футбольном поле. И чем ближе нападающий приближался к штрафной площадке, тем более непредсказуемыми становились его движения. Московский динамовец Б. Кузнецов только руками всплескивал, когда темпераментный форвард проходил по его краю. Защитник всегда считал Георгия своим «злым роком».

Такими «роковыми» рейдами Грамматикопуло награждал не одну команду мастеров, участвовавших в играх на первенство страны. Как сейчас, вижу Георгия, получавшего от партнера передачу. Сначала он осмотрится вокруг, а затем, низко опустив голову, несется вдоль кромки поля до самого углового флага и уже там распоряжается мячом по своему усмотрению — точно и рационально. Внешне этот юркий брюнет был похож на своего соплеменника Одиссея из нашумевшего в ту пору американского кинобоевика.

Второй колоритной фигурой в линии нападения был Павел Виньковатов. При упоминании этой фамилии многие бывалые знатоки футбола оживятся. Вот уж, действительно, судьба бывает порой несправедлива. Прекрасный «технарь», умеющий обработать мяч в любом положении, обладающий сильным и точным ударом, Виньковатов порой становился беспомощным в элементарнейших игровых ситуациях. И все оттого, что зеленый газон поля не имеет идеально ровной поверхности.

Зачастую ситуация развивалась по такому сценарию: Виньковатов проходит плотный заслон защитников, затем обматывает вратаря. Ворота пустые. Надо бить. Павел Иванович заносит ногу для удара и… неожиданно падает. Изумление на трибунах. После повторения подобных случаев изумление превращается в негодование. Трибуны орут, свистят, улюлюкают. Кажется, ты на корриде. «Пашенька, голубчик, не упади», — умоляет интеллигентного вида болельщик. В то время как наименее воспитанная часть публики кричит во все горло: «Паша! Сундук! Расколись!» Вот где надо уметь, не теряя хладнокровия, успешно довести игру до конца.

Оговоримся сразу. Болельщики любили своего нападающего. Более того, в экстремальных ситуациях, когда киевляне проигрывали и Виньковатов отсутствовал в составе команды, над стадионом нарастал грозный несмолкаемый гул: «Пашу — на поле!» Болельщики верили, что Виньковатов забьет спасительный гол. И в большинстве случаев так оно и было.

Если сопоставить расстановку игроков на поле с размещением шахматных фигур на доске, то можно провести следующую аналогию. Функции короля в футболе, главным образом, выполняет вратарь (№1), ибо «мат» вратарю — это, как вы знаете, стопроцентный гол. А вот действия центрального нападающего (№9) во многом напоминают действия ферзя, который всегда находится на острие атаки. Такой ключевой фигурой в команде и был Андрей 3азроев, обаятельный кавказец с маленькими усиками и восточным акцентом, весельчак и балагур, грамотный футболист и хороший товарищ. Зазроев сразу же пришелся по душе киевлянам (его переход в «Динамо» из команды Перми состоялся весной 1952 года). И Андрей место центрфорварда также оправдал с лихвой.

Это был нападающий таранного типа, не признающий никаких компромиссов. Вместе с тем манере его игры были присущи утонченность и пластика движений. Он, как и Голубев, старался визуально подчеркнуть синхронность работы ног и рук, и это всегда выглядело эффектно. К сожалению, в киевском «Динамо» Зазроев не продемонстрировал всех своих возможностей. Из-за трений с руководством команды в 1956 году он перешел играть в коллектив тбилисских одноклубников. Ближе к югу, ближе к солнцу, которое он так любил. «О море в Гаграх! О пальмы в Гаграх!» Эту любимую песню своего боевого товарища киевские динамовцы вспоминали еще долго…

 
Отправить комментарий:
Ваша электронная почта не будет отображаться на сайте.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.